тыщ-пыщ. кот
Аня, мне пока здесь странно.
У меня вчера на два с половиной часа задержали самолет, а мне почему-то до последнего казалось, что я не улечу. Что с документами у меня беда, и вообще, и вообще. Я сидела на грязном полу в Домодедово, пытаясь зарядить телефон, и мне было грустно. Позвонила всем на свете (Диме), двадцать три минуты жаловалась на жизнь и была совсем сироткой.
Наконец-то мы сели в самолет. В самолете стало понятно, что нас развели как лохов. Так как время уже было 8 вечера, то и кормить нас не стали, а раздали какие-то мелкие сэндвичи и напитки. Я сидела у окна, сбоку от меня сидел не жаркий немецкий красавчик (как ожидалось), а какой-то дед, у которого был кризис общения. Я проселка сразу, что пора валить с этой вечеринки любыми способами. Правда, единственным доступным мне на тот момент способом было вставить наушники в уши и не реагировать на внешние раздражители. Так я, в общем-то и сделала. Вот третьей соседке с места С пришлось туго. Дед сидел на ее ушах все два часа перелета, тряс перед лицом купюрами в 500 евро, активно жестикулировал и хихикал.
***
Я лютая ненавистница берлинского метро. Я его не понимаю совершенно. В этот раз я каким-то чудесным образом ворвалась на успех: от аэропорта можно было легко добраться до хостела, а из хостела - до автобусного вокзала. Ну, как сказать легко. Выходишь - направо, еще раз направо, потом налево, направо, налево, налево, налево, направо и ты вроде у цели. В моей комнате в хостеле кроме меня жило 5 человек. Некоторые там прямо жили. То есть, месяцами. А я даже купаться не стала. Побрезговала. Хотя ребята все были очень милые. Один был американец. Говорит: "А правда, что у вас предрассудки про Америку? А у вас там места много, да?"
***
Возле хостела ресторан. Сидят два мужчины, один из них трогательно обнимает другого и гладит по коленке. У меня от этого глаз дергается, хотя я знаю, что не права совсем. Еще красивый такой, с щетиной и бритый.
***
Покупала утром брётхен себе в дорогу. Продавщица говорит: "Вам красную салями или обычную?", я говорю: "Да мне все равно", она рявкает: "Да мне вообще-то тоже!" Почувствовала себя дома.
***
Вместо того, чтобы наслаждаться прекрасными видами из окна во время поездки, я проспала всю дорогу. Иногда просыпалась, а там везде ветряки. Спросонья казалось, что здесь вместо деревьев растут ветряки. И иногда ели.
***
Тоже в автобусе думала о том (тоже спросонья) , что пойду в лес и насобираю грибов. И с картошкой нажарю.
***
Съела в автобусе киткат. Измазалась вся. И сижу свинья свиньей. Кажется, там столько китката не было, сколько я себе на джинсах намазала. Оттиралась влажными салфетками. Помогало, конечно, посредственно.
***
В Ростоке меня встретил знакомый знакомой, толстый и смешной итальянец Алессандро. Он помог мне найти хостел и дотащить туда чемодан, терпеливо ждал пока я искупаюсь и переоденусь. Потом мы поехали в Варнемюнде. После - к нему в общагу, где он сделал мне настоящую итальяснкую пасту карбонара. Затем еще и домой проводил. Очень хороший, но теперь я понимаю, насколько бесит гипер-забота. Это, кажется, что-то такое итальянское, по крайней мере, все итальянцы, с которыми мне доводилось общаться раньше, вели себя похоже. Помочь вообще во всем, везде, сделать все за тебя, все предусмотреть. Чувствовала себя так, словно мне снова девять лет.
***
Росток. Каково-то мне здесь будет? Я еще не была в центре и плохо себе представляю, каково там. Пока ощущение, будто я в Волгограде паралелльной вселенной. То есть, все чисто, убрано и зелено, но притом из железа, бетона и хрущевок. Деревьев больше, чем домов. Дома просто иногда случайно возникают на разных участках этой железной дороги. В какой-то момент дорога доходит до Варнемюнде и это хорошо.
В Варнемюнде пляж, туристы, чайки. Чайки сидят на тротуаре и похожи на жирных грустных собак. Через одну я даже чуть было не упала. Куда-то в Скандинавию уходят корабли. Вот бы мне на один из них.
У берега туман. Теплый воздух сталкивается с холодным морским, и все побережье затянуто молочной дымкой. Хочется черпать это белое ложкой. От маяка видно, как все маленькие вдоль берега вышагивают. Маленькие, как муравьи.
Я в колготках, потому не смогла потоптать морские волны, хотя очень хотелось. Повсюду сплошной песок, очень мягкий. Мне почему-то хотелось камней. Я даже загрустила немножко. Мне почему-то казалось, что берег должен быть каменистым (хоть и знала заранее, что это не так).
В Варнемюнде в центре есть такая небольшая площадь, и там все домики маленькие и белые. Мне очень хорошо там было. Надо будет завтра купить в макдачельне картошки, сесть там на лавочку и кормить ей чаек.
***
Аня, я все равно пока не поняла, за что ты так любишь этот город. Наверное, я его тоже полюблю. Но пока что я безумно устала и мне хочется всех выжимать и выкручивать. Я скучаю по вам. У меня все.